Фотоальбом

Сайт Дизель Кот
назван в честь моего
кота Дизеля, который прожил
короткую, но очень яркую
жизнь и подарил людям много
хорошего настроения
и улыбок

Алмазы ждать умеют

Холодный весенний дождь стучал по полосатой спинке бурундука и каплями стекал по нагулявшим за лето жирок, бокам. Бурундук со всех своих ног стремился в норку и поэтому забыв об осторожности и почти не прислушиваясь к окружающим звукам он бежал по мокрому моху огибая упавшие ветки и ямки. Вдруг он остановился и прислушался. Что то насторожило его. Посторонний звук? Бурундук навострил ушки.

Нет, вроде ничего особенного. Тогда что? Зверек повел носом по ветру и ощутив незнакомый но явно недружелюбный запах заметался в поисках укрытия. Он нырнул под что то, куда не попадала вода и облегченно перевел дух. Последнее, что он запомнил, это тот же запах от которого он убегал.

В следующую секунду, человек, стоявший на одном колене и сквозь кусты выцеливающий что то из винтовки, решил поменять позицию и тяжелый каблук с тихим хрустом впечатал зверька во влажную землю.

— Ну, долго еще? – человек выругался, посмотрел на напарника и красноречиво повел стволом.

— Не, Василь, он же сказал, подождать придется! – скороговоркой протараторил напарник, правильно понявший жест Василя. Он хорошо помнил, как они, все лето мывшие золото втроем месяц назад еле оторвавшись от красных отрядов, и бросив весь инструмент, продукты и снаряжение кинулись в тайгу и затерялись на просторах Якутии.

Только оружие не оставили. Потому как всегда носили его с собой. Говорили – для зверя, мало ли, что. Но каждый знал, что несмотря на клятвенные заверения остальных, они все равно остались друг другу врагами. Или нет, не врагами, а зверьем. То, что они есть самое настоящее зверье показал случай, произошедший две недели назад.

Когда вконец оголодавшие, несмотря на наличие оружия, они завалились на мох и молча смотрели на небо. Выстрел, разорвавший таежную тишину подсказал напарнику, что кто то из тех двоих наверняка завалил какого то зверя, и сейчас будет еда.

В общем он оказался прав. Василь действительно завалил зверя. Двуногого. Потом, кушая третьего своего товарища он скупо пояснил – А то бы никто не дошел…

Напарник трусливо кивая откусывал куски плохо прожаренного мяса и молил бога за то, что шел последним и упал на мох в некотором отдалении от тех двоих. А то он знал, Василю было все равно в кого стрелять, поэтому он выстрелил в того, кто оказался ближе.

Наевшись и ковыряя в зубах веточкой, напарник все удивлялся – вроде тайга, а зверья нет.

Откуда им было знать, что в этом месте нет ни зверья, не птиц, а люди впервые тут
появятся только через несколько лет. Местные жители называли этот кусочек леса – «Мертвое место» Почему? Никто не знает. Просто мертвое и все. И для одного это название оказалось пророческим.

А через несколько дней они впервые встретили местного жителя. Пожилой якут что то напевая шел им на встречу. Представитель доброй, справедливой и наивной нации и так бы им все рассказал. Все, что бы они попросили. Потому, как сначала они его бы спрашивали, он бы рассказывал, потом бы он спрашивал и они бы рассказывали. О далекой стране, где живут люди с бородами, про их странные обычаи и порядки. Потом бы они пили чай с брусникой и ели молоденького олешку. Чай Семен берег только для самых почетных гостей, сам он обычно довольствовался брусничным отваром и вяленой олениной.

Но задушевного разговора в этот раз не получилось.

Уже умирая Семен думал, за что? Что же я им сделал? У него не было злобы и ненависти к убийцам. Он терпеливо ворошил память пытаясь вспомнить когда и где он так обидел этих людей. Он точно знал, если они сделали это, то значит он заслужил. Вот только чем?
Он так и не вспомнил. Потому, что ему было нечего вспоминать. Потому, что он своей детской, несмотря на солидные года, душой даже и предположить не мог что в той далекой стране люди убивали людей просто так, ни за что.

А сейчас Василь с напарником сидели за кустами и ждали. Как сказал якут Семен скоро тут пойдет люди с бородами. Они приезжали в эти края и привозили муку, сахар, табак. Взамен они брали шкурки. Беличьи подешевле, песцовые подороже. Хорошие люди, говорил Семен, теперь всегда есть чем угостить гостя.

… Тельце бурундука еще не остыло как сквозь ветки показалась телега запряженная грустной кобылой. Пьяные и веселые люди сидели сверху и громко обсуждали «лопоухих якутов», и хвастались друг перед другом, кто и сколько заработал за этот торгово-обменный поход.

Два выстрела…Еще два…Люди с криками посыпались с подводы пытаясь уйти, схорониться с спасительном лесу. Но лес не для всех оказался спасительным. Точнее совсем не для кого. Еще раз дуплетом прозвучали выстрелы и над деревьями повисла тишина.

… Потом Василь не смог объяснить себе, зачем он, выворачивая карманы купцов взял эту стекляшку? Еще ведь подумал, что наверно купец с собой привез ее, да и не смог сменять на песца. И действительно, зачем кому то нужно такое, даже так хорошо отшлифованное, стекло? Или камень?

Василь один раз видел такой камень. Он назывался «Горный хрусталь» Этот тоже был похож, но… Но зная, что горный хрусталь не представляет никакой ценности, Василь все равно положил его в карман.

… Еще через две недели они вышли к какой то речке. Без оружия, все патроны они расстреляли там, где поджидали купцов. Вечер… Уставшие, они привалились к дереву и прикрыли глаза. Сначала напарник старался не спать, памятуя о третьем их товарище, но через некоторое время усталость взяла свое и он провалился в черный, глубокий сон.

Им снилось, как они сидя на завалинке в своей деревне снисходительно смотрят на резвящуюся малышню и суетящихся жен, которые накрывали праздничный стол.

Вот Маришка понесла здоровенную бутыль с самогоном… А ну ка, погодь! – Василь ухватил жену за подол и отобрал бутыль. Смачно крякнув он запрокинул голову и стал пить из нее большими глотками. Вкус самогона показался ему немного странным, чуть сладковатым и солоноватым одновременно. И еще он был теплым. Ну щас я ее взгрею, стерву такую! – подумал Василь и открыл глаза.

…Здоровенный вожак вцепившись ему в горло молча и с остервенением рвал плоть. Кровь капала с его клыков, фонтаном била из раны и частично затекала обратно, через порванную гортань в желудок.

…И все таки, почему такой странный самогон? – это было последнее, что подумал Василь. Он не видел, как его напарника постигла та же участь. Как под копирку.
Волкам были не нужно все то, что люди отобрали у других людей. Они просто хотели есть.

…Через пару лет на берегу Иреляха о случившемся напоминали только белые кости, разбросанные в радиусе двадцати метров и кусочки истлевшей одежды, сквозь которую, когда на нее светило солнце, проглядывало тысяча радуг, исходящих из одного камешка.

….А еще через девяносто лет на этом месте пустили драгу.

… Утром на работе раздался звонок. Это был начальник лаборатории по исследованию алмазов.

— Сергей Львович, есть две новости, хорошая и непонятная.

— Ну давай сначала с хорошей. Что там?

— Хорошая новость – торжественно произнес начальник лаборатории – драга подняла кристалл, самый крупный за всю историю россыпных разработок. 243 карата!

— Ну, а непонятная какая?

— А непонятная — начальник замялся – А непонятная то, что анализ показал, что этот алмаз не из этих россыпей. Он вообще не из россыпей. Он даже не из близлежащих трубок. Скажу больше – он вообще не принадлежит не к одному из известному нам месторождению.

— И откуда он там? – полюбопытствовал я

— А черт его знает! – матернулся начальник – То алмазы непонятные, то кости какие то, черти что творится!

Эпилог

Когда нибудь, может скоро, а может и нет, этот алмаз опять омоется кровью. Раз забравши жизнь, алмаз уже не остановится, и ему все равно, сколько ждать. Год, век или тысячелетие. Алмазы ждать умеют.

Рекомендую почитать еще

  • Там, в других рубриках, еще есть мно-о-ого интересного =)

Подпишись для получения новых статей на Email,

или заходи в мой Инстаграм

Google
Эта запись опубликована в рубриках: Серьёзное. Постоянная ссылка.



Добавить комментарий