Фотоальбом

Сайт Дизель Кот
назван в честь моего
кота Дизеля, который прожил
короткую, но очень яркую
жизнь и подарил людям много
хорошего настроения
и улыбок

Сторож

В школе это было, в классе шестом.

Север, сцукокрайний. Зима. Выходной, заняццо не чем. Сидим с другом, скучаем.

— Мож поехали, по дому полазаем, найдем че нить полезное – выдал идею Вадик.

— Ну, поехали, раз неча делать – согласился я.

«Домом» у нас назывался выселенный двухэтажный деревянный дом, без окон и дверей и окруженный полутораметровыми сугробами. И правильно, раз никто не живет, то нафига там чистить? И вот в этом доме мы иногда бродили в поиске всяких полезностей, иногда играли в догонялки, иногда скрывались от преследователей. Всяко было.

Но за домом все таки кто то следил, сторож какой то. Наверно, что бы ненароком не спалили наши шаловливые ручки, поэтому в дом мы проникали сугубо инкогнито, как тараканы на кухню.

В это раз сторожа не было и мы расслабились. Тем более, что в какой то комнате нашли пакеты с неидентифицированным белым порошком. Большие такие пакеты, по килограмму каждый. Потом опытным путем мы определили, что если такой пакет бросить в стену, то он лопается и порошок их него нехило так обволакивает помещение.

Это, как я щас понимаю, было хреновое открытие.

Ну это щас, а тогда…

Эх, пакеты летели в стены, лопались и белый туман постепенно скрывал ободранные внутренности дома.

— Эй, плять! Какого х$я, нах пля, кто чо тут делает?! – раздался офигительно складный мат сторожа.

— Это ми, сцукомиши – пискнул Вадик.

— Долбойоп – зашипел я ему в ухо, попалят нас щас. Но было поздно. Неопохмелившийся сторож как оказываеццо обладал таким слухом, что летучие мыши в удивлении ковыряют зубочистками в своих ушах.

Какие нах мыши!? – заревел сторож и с проворностью клизмы нырнул в дверь ведущую на второй этаж, где в белом облаке затаились мы.

— Писец мышам – грустно откомментировал ситуацию Вадик. Чо делать будем?

Ситуация создалась критическая. Дверь на свободу была всего одна но с ее стороны, отрезая пути к отступлению на нас двигалась огромная туша разводя туман руками и матами. Казалось, что слоняра плывет в тумане «мима белага яблака луныыыы»

Но чото как то нам было не до песен, и шустро подхватившись мы ломанулись в конец коридора.

— Ну кули, друг мой Вадик – спросил я – а прыгал ли ты когда нить с парашютом?

— Неа, а чо?

— И без парашюта?

Вадик остановился и с подозрением спросил – а нафига тебе это?

— А потому, что друг мой, мы с тобою сейчас подойдем воооон к тому окошку, и взявшись за руки совершим свой экстремальный, пля, прыжок. А не то, друг мой Вадик, ты подвергнешься неипаццо какому физическому воздействию со стороны того вепря – и я картинным жестом указал вглубь коридора, где в тумане по прежнему слышалось тяжелое сопение и маты.

Подвергнуццо насилию, а тем более вепрем Вадику нифига не улыбалось, но прыгать со второго этажа ему улыбалось еще меньше. Это я понял когда пытался выдрать из угла комнаты забившегося в него Вадика. Но Вадик был хоть и тощ но необычайно зацепуч. Закогтившись за батарею он не желал прыгать и смотрел на меня глазенками мышки севшей на кактусик.

И бросать его тут нельзя – мелькнула мысль – и оставаться тоже. О! Гениальнейшая идея проникла в мозг и в доли секунды вылилась в конкретный план действий.

Я прыгаю один, оставляя ссущегося Вадика, оббегаю дом, захожу в него и отвлекаю дикого сторожа, а трусливый прыгун в это время сквозит куда нить. Придумано – сделано. В смысле почти сделано.

Вылезти то за окно я смог, но вот дальше… Под окнами хоть и был полутораметровый снег, то что то стало немного очковато мне. Прижавшись спиной к стене я мелкими шажками шел по подоконнику подальше от оконного проема. И чем дальше я уходил, тем страшнее становилось. Закончилось все тем, что попа не выдержав нервных перегрузок сама, без моей команды вцепилась в стену и никак не хотела ее отпускать.

И вот стою я на подоконнике снаружи дома и отчаянно трушу.

…Почему я пошел по подоконнику? Это качество у меня с детства, не знаю хорошщее оно или нет, но оно есть. Если что то страшно делать, но надо, необходимо пройти столько, что бы не было пути назад, и тогда хош не хош а делать придеццо.

Уговаривая задницу отцепиццо от стены я уже примеривался к месту приземления, как из окна высунулась чудище, увидело меня, протянуло страшную ругу и заговорило человеческим голосом – а нупля! Идимля! Сюдапля! А томля! Писец пля!

Видя, что идти я никуда не собираюсь, сторож вылез наполовину из окна, встал на колени на подоконник и попытался дотянуццо до меня.

А Вадика в тумане он и не заметил – подумал я. Наверно друган уже убежал..

То, что друган не убежал, я понял когда послышался глухой звук и мимо меня широко растопырив крылья пролетел сторож. На его лице царило такое удивление, будто только что учительница химии предложила ему дикий секс на парте.

Не меняя выражения лица, этот незаконнорожденный сын Бэтмэна как летел, а летел он красиво, так и зарылся в сугроб.

… И белые снега Севера поглотили это глупое тело…

Через секунду после бэтмэнокатострофы из под снега раздался такой мат, что в радиусе трех метров начала таять вечная мерзлота.

Пока этот летун недоделанный выковыривался из сугроба, Вадик втащил меня обратно в дом и мы шустренько покинули эту негостеприимную обитель.

Рекомендую почитать еще

  • Там, в других рубриках, еще есть мно-о-ого интересного =)

Подпишись для получения новых статей на Email,

или заходи в мой Инстаграм

Google
Эта запись опубликована в рубриках: Юмор. Постоянная ссылка.



4 комментария Сторож

  1. Эльвира пишет:

    Пипец! Представила живо всю картину, уревелась! Спасибо! Тоже прыгали в детстве в сугробы. Как-то прошла мимо одного из мест экстримзабав и в душе похолодело, да везде, блин, похолодело! Как мы ноги, шеи и прочие конечности не переломали?

Добавить комментарий