Фотоальбом

Сайт Дизель Кот
назван в честь моего
кота Дизеля, который прожил
короткую, но очень яркую
жизнь и подарил людям много
хорошего настроения
и улыбок

Пустота. (Черновик)

Я сидел и думал думу свою печальную. Вот, как же интересно получается – совсем недавно Гринпис и прочие организации боролись за сохранение животных, а сейчас они сами настаивают на их уничтожении. Как, все таки немного нужно, что бы взгляды и жизненная позиция изменились на совершенно противоположные.

Все таки Гринпис в 3013 году совсем не тоже самое, что и в 2017-м. Тогда я, будучи школьникам, смотрел на плоском экране телевизора, как они ожесточенно, на грани закона, пытаются спасти различных животных и, даже, где то им сопереживал. А сейчас, включив видеовол, я чуть ли не с отвращением смотрю, как люди, в фирменной, зеленой одежде, ставят ловушки, расстреливают этих самых животных. Хотя, по правде говоря, не совсем и животных, но давайте по порядку.

… Много воды утекло за то время, как я хулиганистым школьником прогуливал уроки теплой весной. За это время исчезли предметы, составляющие часть нашей жизни, но на замену им пришли другие, более функциональные и удобные. Наверное это и называется – прогресс. Но для меня прогресс этого этапа заключался в двух вещах, и обе медицинского характера. Первое, это исчез так называемый СПИД. Болезнь, косившая людей целыми городами, вирус которой начал проникать в организм через воздух, вдруг исчезла. Будто кто то собрал заранее запланированное количество жертв и остановился. После странной, одновременной смерти всех больных в 2067-м году, мы забыли про эту болезнь. Просто больше никто не болел, и все. И второе, это увеличение срока жизни, путем приема специального комплекса, разрабатываемого индивидуально для каждого. Но обратная сторона этой медали заключалась в том, что люди, для того ,что бы жить как можно дольше, продавали все, что у них есть в обмен на курс «Плюс 20», или «Плюс 40». Цифры, это означало гарантированное количество лет, которые человек проживет после наступления 87 лет.

Продав квартиры, дома, машины, люди покупали себе года, кому, на что хватило. Самый дорогой был курс «Плюс 107», но мало кто мог себе его позволить. Мне просто повезло. Я оказал некую услугу одному человеку, который со мной расплатился 107-м. Зато теперь у меня впереди было еще много времени, что бы наблюдать, куда катится мир. Города, наводненные бомжами-долголетками, продавшими все ради возможности пожить подольше, вечно полу-молодыми золотыми дяденьками, которые имели возможность купить побольше лет, женщинами, которые в свои 90-110, пытались выглядеть на 20-ть. И природа… Над которой на протяжении многих лет человечество издевалось, уничтожая растения и животных и в итоге мы получили то, что сейчас имеем. Просто в какой то момент люди спохватились, но было уже поздно. Всех животных, которые не истребили люди, грызунов, многих пресмыкающихся и насекомых, в один миг скосила странная эпидемия. Просто вот, они только тут были, паслись, спали, охотились и вдруг их не стало. И только мертвые туши по всей земле, в лесах, зоопарках, питомниках. Самая популярная была гипотеза, что вирус СПИДА мутировал и перекинулся на животных. Но доказать это никто не смог. И поэтому на нашей планете в настоящий момент нет фауны, которая была всего каких то сто лет назад. Хотя «нет фауны» это не совсем правильный термин. Она есть, но… Собственно, это пожалуй то, ради чего я и начал вести этот дневник.

Начало.

Год 2067-й был для нас для всех знаменательный и, можно сказать, победный. СПИД, выкосивший изрядную часть населения земли прекратил свое существование. Не усилиями ученых, изобретающих средства борьбы с болезнью, не врачами, мечущимися по переполненным стационарам, а сам по себе. Будто кто то решил, все, хватит. План выполнен. В новостях только и говорили про это, приводили статистику умерших за все время открытия этой болезни, строили планы на будущее. Все сводилось к одной мысли – «Сейчас заживем!». Люди ликовали.

Но через год… Была ранняя весна и непобедимый грипп шествовал по миру. Люди привычно чихали в платки, пили микстуры и брали на работе больничные. Я сидел в кабинете и вместе с остальными периодически культурно чихал в платок. Состояние было мерзкое, хотелось выпить чего нибудь крепкого и поспать.

— Может сегодня того? – в дверь просунулся красный нос Евгенича – Накатим водочки?

Предложение было, надо прямо сказать, не новое и врасплох меня не застало. Традиционно, после обеда в пятницу, в дверь просовывался этот нос и его хозяин произносил одну и ту же фразу. Нет, алкоголиками мы не были, потому, что бутылочку на двоих, под горячее мясо и разговоры нельзя считать вредной привычкой. Мы собирались у меня дома, разжигали камин и сидя в креслах напротив, разговаривали от том, о сем, периодически прерываясь, что бы выпить рюмочку. И так уже много-много лет.

— Володь, тормозни, — я тронул водителя за плечо и мы остановились в паре километрах от моего дома. Давай, до понедельника! Машина развернулась и скрылась в сумерках, а мы с Евгеничем неспеша, разминая ноги направились в сторону дома.
— Листья желтые, над городом кружатся… — фальшиво пропел Евгенич и пнул прошлогодний лист валявшийся на дороге.
— Это же про осень песня! – ухмыльнулся я, а сейчас что? Правильно, весна! Давай про весну исполни.

Петь Евгенич не умел, но как и все люди не умеющие петь, очень любит это дело.

— Про весну? Яволь! «А на зоне веснааа, а листы распускались, на свиданку пришла….» — заголосил Евгенич отыскав в недрах памяти музыкальный раритет.

Что это? Мне показалось, что кто то, или что то, сидит за кустами и внимательно смотрит на нас. По крайней мере я блеснувшие в сумерках глаза, хотя сотню раз проходил по этой дорожке и ничего подобного не замечал. Евгенич продолжал голосить про несчастную, тюремную любовь, а я чуть приотстав, двинулся к кустам и осторожно раздвинул их. Я не любопытный, но лучше сразу понять кто там, чем ожидать, когда бешенная собака тебя догонит и укусит за ногу. К сожалению бешенство еще нет-нет, да и проявлялось в разных областях страны.

Кусты стояли голые, еще без листьев, но настолько густые, что создавали естественный и почти непрозрачный забор. Найдя боле-менее свободное место я раздвинул верки и увидел его.

Что за животное это было, я не знал. Больше всего оно напоминало маленькую лань, или олененка. Светло-коричневая расцветка, маленький хвостик заканчивающийся пучком светлого меха, тонкие ножки странной формы, маленькие, трогательные рожки, такие же большие, черные и влажные глаза, как на картинках, но… расположенные на человеческом, женском лице.

Я не верил во всяких оборотней и прочие сказки, но сейчас мне стало страшно. Я видел, что это не костюм, не чья то глупая шутка и что передо мной стоит реальная… Человеко-лань? Или как ее назвать еще… Пока я смотрел на существо и размышлял, что делать, оно как то грустно, прямо по человечески вздохнуло и развернувшись, неуклюже поскакало проч. В ее беге не было той грации и красоты, как в фильмах о природе, которые показывали по выходным. Скорее это было похоже на человека, пытающегося бежать на руках и ногах одновременно.

— Ты что, в кустики захотел? – Евгенич тронул меня за плечо. Пошли уже, хватит там высматривать.

Всю дорогу я не выпускал из памяти образ странного животного, а придя домой, пока Евгенич привычно накрывал на стол, принялся рыть глобалнет в поиске названия того, что я недавно увидел. По ключевым фразам поиск не дал результатов и услужливый Гугл предложил воспользоваться SSVI, так называемому Search Saved Visual Image. То есть поиском по сохраненному в моей памяти образу. В нюансы этой технологии я не вникал, но в общих чертах это выглядело так – на глаза одевалось что то типа очков, где вместо стекол стояли маленькие объективы направленные в глаза. Ты вспоминал то, что видел, а объективы снимали картинку с сетчатки и передавали ее для поиска в Гугл. Иногда, ради веселья я вызывал из памяти картинки, которые видел во сне и давал команду на поиск. Поскрипев пару секунд Гугл выдавал, что «таких же объектов не обнаружено, но есть похожие объекты. Хотите посмотреть?» Я, конечно, хотел, и потом долго веселился рассматривая странные аналогии с персонажами моих сновидений.

Одев очки и согласившись на SSVI я постарался максимально подробно вспомнить увиденное существо. Ноги… Глаза… Лицо… Это было слишком необычное существо и я хорошо его запомнил. Гугл пискнул разок и выдал результат в стиле «Таких же объектов не обнаружено…» Ну еще бы, боюсь Гугл вообще был не в курсе существования подобных, да и я, честно говоря, начал уже сомневаться в себе. Дав разрешение на просмотр «похожих объектов» я уставился в экран.

Гугл выдал несколько сотен картинок, выделив на них схожие с запрашиваемым объектам, места и снабдив поясняющими надписями. Так, что мы имеем… Лань. Да, действительно, лань… Самка по пропорциям тела… Рожки… У самок рогов не бывает, подсказывает Гугл. Значит самец. Или самка с рожками? Поехали дальше… Глаза… Да, опять лань.. Морда… Или лицо? В любом случае, оно не опознавалось однозначно. Так, только частями. Глаза – лани, расцветка лани, уши – лани. А все остальное? Пролистав несколько страниц я насторожился. На одну картинку Гугл указывал как сто процентное совпадение некоторых частей лица. Развернув на весь экран картинку, оказавшуюся вполне качественной фотографией довольно таки красиво женщины. На ней, пунктиром были отмечены те части тела, которые Гугл сопоставил со стопроцентной гарантией… Скулы… Губы… Подбородок… Щеки… Про нос Гугл был не так уверен и давал всего 70% совпадений.

«Нигаль Света», прочел я под фото. 27 лет, работает преподавателем в институте возрождения фауны, стаж 3 года, младший научный сотрудник, не замужем, детей нет. Рейтинг доверия Гугла – 87%, что являлось отличным показателем, так как средний рейтинг доверия составлял 41%. Все мы за свою жизнь совершали разные, не совсем красивые поступки, говорили неправду, кого то обижали. И все это, по хитрой формуле, Гугл переводил в проценты рейтинга. Рейтинг доверия. Им пользовались все, от владельца магазина, принимающего на работу продавца, до совета директором банка, принимающего на работу управляющего. Не было только там людей, занимавших крупные, государственные посты, депутатов и лиц, особо приближенных в ним. Давным-давно, когда Гугл анонсировал свой новый продукт – «Рейтинг доверия», депутаты оперативно приняли закон, запрещающий Гуглу публиковать в открытом доступе рейтинг госслужащих. Якобы, что бы вероятный противник в виде Америки не мог воспользоваться информацией и скомпрометировать высокопоставленных чиновников. Хотя Америка и не собиралась этого желать и более того, приняла у себя аналогичный закон, но тем не менее…

Несмотря на это Гугл все равно собирал информацию и присваивал рейтинг. Только доступа к нему не было не у кого. До поры до времени.

У Светланы рейтинг был, почти как у святой. И почему она частично похожа на виденное недавно животное, может сказать только она. Тем более и работает в таком институте, может новый вид для пополнения фауны вывели? Если бы я знал, насколько я близок в своих догадках и что было на самом деле, я бы бросил заниматься расследованием удовлетворяя свое любопытство и не тратя не минуты, заказал бы какой-нибудь фирме обшить мой дом сталью, закупился бы продуктами на несколько лет и заперся бы в стальной коробке.

9254175165, я набрал номер указанный под фотографией.

— Алло? – женский голос показался мне не совсем соответствующим возврату Светы.
— Да, здравствуйте. А Светлану можно?
— А кто ее спрашивает?
— Это коллега по институту! Невидимый, но всегда присутствующий рядом Гугл, понизил мой рейтинг на десятую долю процента.
— Коллега? С института уже звонили, спрашивали про нее. А почему вы не в курсе?

Пришлось вдохновенно врать, что болел долго, не знал, только вышел на работу.

— Вы знаете… Светочки уже две недели как дома нет. Она ведь тоже болела, а потом… Пропала.
— Как пропала?
— Пропала и все. Я ушла в магазин, вернулась, а ее нет.
— А чем она болела?
— Не знаю. Врачи говорят, возможно какое то кожное заболевание, но вы же знаете Светочку. Она сама заканчивала медицинский и поэтому врачей к себе не подпускала. Только один раз, в самом начале болезни. А потом мазалась каким то своим кремом, да бинтами вся перемоталась. Одни глаза только оставила, такие большие, как у олененка.

Охренеть. Я положил трубку и задумался. Факты, вот они, как говорится, на ладони. Но друг с другом не склеивались. Светлана натянула шкуру лани и гуляет по улицам? Если бы я такое сделал, это одно. Я иногда отмачивал штуки и похлеще. Но судя по анкете, Светлана Нигаль была девушкой серьезной, даром, что молодой. И Рейтинг Доверия. С таким поведением 87% не набрать. Значит, что? Да ничего! Вообще ничего не приходило в голову.

За столом Евгенич рассказывал очередной анекдот и я с удивлением заметил, что за своими думками мы допили бутылочку и собираемся расходиться.

— Света? – обернувшись на пороге, Евгенич подмигнул. Давно пора, а то вон, берлога какая, совсем пропадет без хозяйки то!
— Иди-иди! – я шутливо вытолкал его за дверь, пожал руку и зачем то крикнул вслед — Осторожней там! По тропинке не иди, иди по дороге. Чуть длиннее, зато под фонарями.

Кто то может сказать, что я плохой хозяин, раз не оставил товарища ночевать, но это зря. Ночевал он всегда дома, это был его принципом. В каком бы он не был состоянии, он всегда шел домой. Если было совсем тяжело идти, вызывали такси. А если боле-менее, как сейчас, то он предпочитал пройти пешком два-три километра, что бы немного выветрить из себя алкоголь. Ибо дома его ждала супруга, идеальный детектор спиртов и виртуоз в области игры на нервах.

А я, закрыв за ним дверь, убрался в комнате, свалил в раковину-мойку посуду и лег спать. Сквозь сон я слышал, как механизм раковины, смешно причмокивая, сортирует и расставляет посуду для более эффективной мойки. Это был еще один элемент прогресса. Уже засыпая я мысленно поблагодарил неизвестного изобретателя интеллектуальной мойки, в которую можно нагрузить гору грязной посуду, а она сама все расставит как надо, рассортирует для удобства мытья. А дальше как обычная посудомойка в прошлом веке. Ну а после мойки, опять же все расставит-разложит по полочкам. Правда эта конструкция, соединяющая в себе раковину, посудомойку, два шкафчика для посуды, обошлась мне совсем недёшево, но я не жалел о деньгах. И уже совсем засыпая подумал о Свете Нигаль и почему то решил ее найти обязательно. Как знать, может Евгенич и прав, насчет хозяйки.

А наутро мне позвонила разъяренная жена Евгенича и громким криком сообщила, что если «этот алкаш и мой собутыльник сейчас же не поедет от меня домой, то пусть пеняет на себя». Я угукнул в трубку и задумался- за Евгеничем такого раньше не замечалось, это был человек привычек. Не мог он не пойти домой. Под ложечкой противно засосало и где то в районе желудка образовалась странная пустота. Это была стопроцентная примета, что вот-вот начнутся неприятности.

И они начались.

Душ, покормить кота, который смотрел в глаза и курлыканьем намекал на пустой желудок, одеться и выйти на улицу, все это заняло примерно час времени. Не очень то хотелось выходить из дома, но вопрос загулявшего Евгенича мне не давал покоя. В том, что он загулял, я и не сомневался. Все таки седина в бороду бывает у каждого. А уж бес в ребро, это как само собой! Прогуливаясь по дороге, по которой он шел я оглядывался по сторонам, надеясь заметить что-нибудь, указывающее на Евгенича.

Хотя, что я там мог заметить? Ну шел себе человек, шел. Потом позвонила подруга, он вызвал такси и погнал к ней. Какие приметы он должен был оставить на дороге? Но, тем не менее, я честно дошел до пятачка, откуда Евгенич всегда вызывал такси и не заметил ничего подозрительного. Ругнувшись в душе на истеричную жену друга, которая ни свет ни заря взбаломошила меня, я закурил и развернулся обратно. Мысленно прокручивая в голове вчерашний вечер я не находил в поведении товарища ничего странного. Все было как и десятки раз до этого. Вот только…

Что то вчера резануло мне слух, но никак не мог вспомнить, что. Я был погружен в мысли о Светлане и не совсем внимательно слушал собеседника. Что же такое было то… Я напрягал память чувствуя, что упускаю что то важное, но все попусту. Воспоминания не приходили и я, плюнув на это дело, неспеша побрел домой. Было светло, поэтому решение идти по тропинке, через лесок пришло само собой. Я повернул на неширокую, протоптанную дорожку и зашагал, получая удовольствие от запаха леса, его звуков и, как сказал бы поэт – «Весеннего пробуждения». Почки только-только набухли, готовясь явить маленькие, зеленые листочки. Прошлогодняя листва лежала под деревьями, уже потеряв свой цвет и привлекательность, почти зеленая трава собиралась в скором времени расстелиться красивым ковром по лесу. На старой березе виднелись заделанные отверстия. Все таки, несмотря на прогресс и наличие разнообразного питания на полках маркетов, были люди, которые считали, что напрямую из природы, полезней и вкусней. Так и с этими дырками. Видимо кто то добывал сок с берез, хорошо, хоть заделал после себя эти отверстия. Прямо около одной дырки зацепился кусочек бурого меха. То ли собака терлась, то ли какой зверек по дереву лазал. Хотя собака, это вряд ли, слишком высоко. Может белка? Я потрогал пучок шерсти. Он был жесткий и скорее всего, не беличий. А чей же? И тут я вспомнил. Вспомнил и посмеялся. Евгенич! Именно он вчера жаловался, что к старости начал странно обрастать волосами. Дескать, все в его возрасте лысеют, а он наоборот. Я еще тогда поддакнул сквозь свои мысли, чтоб он рецептом поделился. Евгенич… Я вытащил пучок шерсти из дерева, покрутил в пальцах и понюхал. Меня отец всегда ругал за эту привычку, нюхать почти все, особенно за обедом, когда я, прежде чем съесть первую ложку или первый кусочек еды, обязательно их понюхаю. Так и сейчас, поднеся к носу пучок я ощутил знакомый запах. Это был запах туалетной воды с каким то сложным и длинным названием, которое я все никак не мог запомнить, которым, уже много лет пользовался Евгенич.

Я принялся обшаривать местность вокруг дерева, в надежде найти еще какие-нибудь следы, но тщетно. Пучок меха с запахом парфюма, и все.

Солнце светило сквозь еще голые ветки берез, пригревая мне спину. Погода была прекрасная, как и настроение утром. Чего не скажешь про сейчас. А сейчас я стоял и думал. Чья шерсть? Где Евгенич? Ни крови, ни каких следов рядом не было. Так что здесь произошло?

Тут я подумал, что на первый вопрос, о принадлежности шерсти, вполне могут ответить в ИнВФ, где работает Нигаль Света. А заодно, может, и про нее что узнаю.
Когда есть план действий, даже такой хиленький как у меня, но все же план, то появляется некоторая решимость в действиях. По крайней мере состояние невнятного отупения, проходит.

Дома я взял одноразовый, вакуумный пакетик, поместил в него найденную шерсть и провел пальцами по кромке, закрывая клапан пакета. Раздалось слабое шипение и химический состав, находящийся под клапаном мгновенно выдавил весь воздух, отчего пакетик съежился и приобрел форму листа.

До Института я добрался уже ближе к обеду. В кармане куртки лежал пакетик с шестью и в голове крутились разнообразные мысли. Я не люблю состояние, когда мне чего то непонятно. Я от этого тревожусь и плохо сплю. А спать я люблю. И именно поэтому я и поперся в неизвестный мне Институт, занимающийся, судя по названию, разведением животных.

Я постучался и зашел в кабинет с табличкой на двери «Профессор кафедры аномалий животных — Хинштейн Борислав Альбертович». Я всегда захожу сразу после стука, так стоять под дверью и ждать приглашение «Заходите» или «Открыто», считаю несколько унизительным. А так все в порядке, постучался, исполнил свою часть вежливого посещения, можно и заходить.

— Ну’с, молодой человек? – классический профессор, какими их изображают на фотографиях уже очень много лет, смотрел на меня поверх очков. «Старой закалки мужик», подумал я глядя на очки. Сейчас, когда зрение исправлялось за четыре секунды, очки говорили о человеке больше, чем его личное дело, которое вел Гугл. Хотя, нет конечно, вру. Гугл знает больше, но очки, знаете ли, это тоже показатель…

— Вот – Я протянул ему пакет с шерстью – Посмотрите, пожалуйста! У себя в саду нашел, хочу знать, кто ко мне повадился ходить по ночам. Гугл опять неодобрительно усмехнулся и уронил мой рейтинг доверия еще на какую то долю процента.

— Молодой человек! Профессор возмущенно блеснул очками, — А вы знаете, что мы не оказываем подобных услуг частным лицам?
— Знаю. Я нарочито смущенно потупил взор. – А на коммерческой основе?
— Ну, не знаю… У нас так не принято. Профессор снял очки и стал их усиленно протирать носовым платком.
— Но одно исключение можно? – я принял правила игры, называемой «Нельзя, но за деньги ,можно»
— Ну, только в виде исключения.
— Вот спасибо! – Я был почти искренен в своих чувствах. Где то далеко, Гугл отметил профессора резким понижением рейтинга, да и меня, видимо, не забыл, а я вытащил кредитку и протянул профессору.

Привычным жестом Борислав Альбертович вытащил из стола машинку ЭПБ (Электронно-пополняемого баланса), набрал на ней четыре цифры, показал мне и, получив от меня одобрения в виде кивка головы, провел по ней картой. Карта засияла зеленым цветом, показывая, что операция завершена успешно.

— Ну’с, молодой человек. А теперь посмотрим, что тут у вас за зверь посетил. Пройдемте ка за мной.

Профессор, на удивление резво вскочил со стула (деньги творят чудеса!) и направился, как потом оказалось, в лабораторию.

Лаборатория выглядела вполне классически. Несколько лаборантов склонились над микроскопами, что то дымилось в стеклянном кубе, по тонким, прозрачным трубкам непрерывно текла какая то красная жидкость, видеовол транслировал то, что в данный момент наблюдал под микроскопом один из лаборантов.

— Танечка! – отеческим тоном обратился профессор в одной из лаборанток. — Вы не сильно заняты? Надо помочь.

Судя по тому, как лаборантка вскочила со стула, вопрос профессора носил чисто риторический характер и любого ответа, кроме как «Да, конечно, Борислав Альбертович» тут и не предполагалось.

— Конечно, Борислав Альбертович! – Танечка преданно воззрилась на профессора. – Что надо сделать?
— Да сущий пустяк. Вот, помогите коллеге, он кивнул на меня, определить тип млекопитающего по его образцу.

Танечка благоговейно приняла мой пакетик из рук профессора и уселась обратно за микроскоп. Раздалось шипение открываемого пакетика и, капнув что то из пипетки на его содержимое, лаборантка поместила шерсть под линзу. На экране видеовола замелькали пятна под автоматически настраиваемым фокусом микроскопа.
— Увеличение дай, пожалуйста – Попросил профессор глядя на экран.

Пятна пропали, а взамен их появились какие то тонкие, шевелящиеся волоски и еще какие то штуки, похожие на маленьких, свернувшихся ежиков. Волоски ползали на экране, а то, что было похоже на ежиков, еле-еле шевелилось.

Это было интересно, но для меня, вообще не понятно. Я молча стоял и ждал результатов анализа.

— Танечка, еще увеличь. До предела, — подал голос профессор.

Я оглянулся на него и мне совсем не понравился его вид. Из старенького, мягкого дедушки-ученого, с седой копной волос и сползающими очками, профессор превратился в какого то азартного хищника. Глаза блестели, зрачки, превратившись в две маленькие точки, неотрывно смотрели на экран, сжатые губы напоминали две тонкие полоски, кожа на скулах натянулась. Профессор стал похож на бойца перед дракой.

А тем временем под максимальным увеличением с экрана исчезли и волоски, и «ежики», а вместо них появились разноцветные, хаотично двигающиеся точки. Точнее не точки, а пятнышки небольшого диаметра. Именно на них и смотрел профессор не отрываясь.

— Борислав Альбертович! – ахнула лаборантка глядя на экран. Светочка… Анализ… Идентич…

— Заткнись! – прошипел профессор. Быстро, образец в первую лабораторию и сама бегом туда. Включить деативатор инородных тел и вытащить ДНК. Ты поняла?! – профессор еле сдерживался, что бы не сорваться на крик, — ДНК! Всю, полностью! Разложить! По веточке, по зернышку!!!

Честно говоря, я не понял, про какие «ветки» и «зернышки» говорил профессор, но это нравилось мне все меньше и меньше.

— Пройдемте, молодой человек, — профессор стал опять «классическим профессором». Он ухватил меня за рукав и почти насильно потащил меня, как оказалось, к лифту.
— Минус шесть-два-десять- Хинштейн — в микрофон назвал профессор код, номер этажа и лифт тихо поехал вниз.

— Люди и природа всегда сосуществовали совместно. Хотя многие и считали, что люди, это часть природы, но это не так – Заговорил профессор глядя куда то мимо меня. Было такое ощущение, что он разговаривает сам с собой. Это две разные и параллельные сущности. В чем то мы одинаковы: — люди и природа разрушают и созидают. Но и есть огромная разница – природа созидает больше, чем разрушает, а люди, наоборот. Они разрушают больше. К разрушениям, которые производит природа, добавились разрушения от людей и природа перестала справляться. Проще говоря, она была не в силах созидать больше, чем разрушалось. Вы заметили, что последние десятилетия на земле не было землетрясений, пожаров, наводнений и других катаклизмов? Это природа сама так решила, что бы компенсировать разрушения от человека. Но и это не помогло. Вы, конечно не знаете, по телевидению про это не говорят, в глобалнет информацию не пропускают, да собственно и некому ее давать, но фауны на земле почти не осталось. Зайдите в джунгли Африки, или в Сибирскую тайгу, или среднерусские леса, там нет животных. Только птицы, грызуны и насекомые. Все. Природа проиграла человеку. Но только на этом этапе.

Недавно мы стали замечать странные симптомы. Вы не удивляйтесь этому слову, которое обычно применяется к больным. Природа больна и у нее тоже есть симптомы.
… Я слушал и понимал, что профессор делится со мной информацией, которую уже невозможно скрыть от людей. Это я, занятый только своей работой да пятничными посиделками с Евгеничем, ничего не замечал. И таких нас, на земле, большинство.

И больна она давно – продолжал профессор. Но природа, существовала на протяжении миллионов лет и всегда находила выход из критических ситуаций. Вспомните ледниковый период? А падение метеорита? Даже в таких ситуациях она нашла выход и силы компенсировать получившийся дисбаланс. Кстати, ледниковый период, это дело рук не природы, а… Ну ладно, про это потом. Природа мобилизуется и восстанавливается. Но сейчас ситуация немного другая. Если раньше природа находила для восстановления свои внутренние резервы, то, видимо (пока это только гипотеза) сейчас, она решила задействовать и человеческие.

Лифт плавно остановился, и мы вышли в тускло освещенный коридор. Идите за мной, скомандовал профессор и бодро зашагал знакомыми ему путями.

Да, своих резервов для восстановления ей уже не хватит, — Не оборачиваясь, продолжил ученый. И поэтому на планете, ну, по крайней мере, во многих странах появился новый вирус. Странный. Непонятный. Мы даже не знаем, как он выглядит, только можем выявить его, так называемые спутники. Поэтому с уверенностью о чем то говорить еще рано но… Как бы не было потом поздно. Последнюю фразу профессор произнес тихо, но я ее расслышал.

Мы уничтожили всех диких животных на планете. Поля, леса, пустыни и прерии опустели. Но природа не терпит пустоты, это незыблемый закон! И она начала заполнять ту пустоту, которую создали мы, уничтожив фауну. Она заполняет эту пустоту нами, людьми. Как? Еще точно не знаем, но есть предположения. Сейчас все увидите.

Он открыл дверь, за которой оказался небольшой пульт для ввода кода. Быстро пробежав пальцами по цифрам и получив подтверждение, что цифровой код, код по отпечатку и визуально-TSoH (the smell of human – (запах человека) коды приняты, дверь автоматически отъехала в сторону пропуская нас, как я понял, в «первую» лабораторию.
Лаборатория была огромного размера, но в ней сразу же притягивала внимание большая клетка, стоявшая у стены. Клетка, на первый взгляд, была сделана из матово блестевшей титановой арматуры. К потолку клетки, сквозь кольцо был продет стальной трос, который уходил наверх, в небольшой люк. На полу клетки спала лань.

— Не пугайтесь! – профессор грустно улыбнулся. Это, на сегодняшний день, естественный ход событий, можно сказать, очередной этап эволюции. Так решила природа. Вот ее, профессор кивнул на клетку, поймали сегодня ночью и сразу привезли ко мне. Знакомьтесь, это — Светлана Нигаль.

Рекомендую почитать еще

Подпишись для получения новых статей на Email,

или заходи в мой Инстаграм

Google
Эта запись опубликована в рубриках: Серьёзное. Метки записи: , , . Постоянная ссылка.



Добавить комментарий