Фотоальбом

Сайт Дизель Кот
назван в честь моего
кота Дизеля, который прожил
короткую, но очень яркую
жизнь и подарил людям много
хорошего настроения
и улыбок

Я тебе сегодня приснюсь. Часть 5

Предыдущие серии:
Я тебе сегодня приснюсь — 1
Я тебе сегодня приснюсь — 2
Я тебе сегодня приснюсь — 3
Я тебе сегодня приснюсь — 4

Уже целую неделю Кот не приходил ко мне, и я даже начал немого беспокоится. Ночные походы с Котом были для меня как… Как… Вы поймите, для человека, у которого нет друзей, у которого близкие далеко, а те, что рядом, не такие уж и близкие, Кот и наше с ним ночное существование, это как отдушина в серых и дымных буднях.

Но вот уже прошла целая неделя, а Кот оставался только котом. Обычным, дневным котом, который пил, ел, спал и курлыкал, когда я чесал ему за ухом.

Может это все? Может мы с ним уже сделали то, что было нужно и опять пришла пора серых дней? А мне бы этого совершенно не хотелось, потому, что в последнее время я жил больше ночными путешествиями, а день воспринимал просто, как временной промежуток между ночами. Но даже если наше последнее приключение было финальным, то я смогу с этим смириться. Мне всю жизнь приходилось ломать себя, свои привычки, пристрастия, распорядки, чувства и т.д. Так, что делать это я умею. Но, черт побери! Как же не хотелось, что бы все закончилось! Ведь, положа руку на сердце, последнее время я жил именно там, а днем просто убивал время.

… Уррр-рррр сказал кот и потерся об открытую ладонь, а потом смешно так разложил уши, приглашая погладить его по голове. Теплый кот, когда гладишь его по мохнатой спине, то ощущаешь отдаваемое тебе тепло, которое в последние пару десятков лет не могли дать мне люди. Под ладонью забурчало еще интенсивней, кот прикрыл глаза и я, незаметно для себя, тоже погрузился в сон.
Проснулся резко, будто и не спал вовсе. Кот сидел рядом и пристально смотрел в окно. Увидев, что я проснулся, кот ткнулся лбом мне в локоть и тихо сказал – пойдем, что ли…

— Куда? – я не думал, что Кот развернуто ответит мне, но хотя бы намек на грядущее получить все же хотелось.
— Куда-куда… На Кудыкину гору! – почему то не очень доброжелательно муркнул Кот. Пошли, а то опоздаем.
— Это и есть «Кудыкина гора»? — поддел я кота. Мы, как и раньше сидели на теплой радуге и внутри разливалось ощущения покоя и счастья. Как же мне этого не хватало! Я благодарно обнял Кота сидевшего рядом, на что мохнатый дернул ушами и кивнул вниз, обращая мое внимание на что то, происходящее там. А там, внизу, был мой город. И он горел.
— А там еще котик и дядя! – донесся снизу детский голос.

Что то резко тряхнуло радугу, я непонимающе кинул взгляд на Кота, но спросить ничего не успел, следующий толчок скинул меня с радуги и я, отчаянно матерясь, стремительно полетел вниз, прямо в пылающий центр города.

Сейчас проснусь… Сейчас проснусь… — Бормотал я как молитву, между матами. Удар локтем о кровлю высотного здания, потом еще раз, уже головой и… я проснулся.
Кот все так же сидел и пристально смотрел в окно. Я потер ушибленный при падении с дивана локоть, отметил, что голова вообще не тревожит, несмотря на то, что и ей я ударился обо что то.
— Это… Мне показалось, что я ослышался. – Пора уходить. Кот все так же смотрел за окно, но иногда, не поворачивая головы, скашивал на меня свои синие глаза, как бы проверяя, на месте ли я.

— Кооот?!
— Что «Кооот» — передразнил меня мохнолиций. Побежали, а то сейчас начнется. Я чувствую.

И точно, как только я открыл входную дверь то в следующую секунду почувствовал, как пол мелко вибрируя, уходит куда то вбок, а я, уже в который раз за последний час, неуклюже падаю на многострадальный локоть.

— Вставай, вставай и бегом!!! – орал мне на ухо Кот сквозь поднявшуюся пыль. Вокруг все трещало, с потолка отваливались куски бетона, а мы с котом бежали неровными скачками, перепрыгивая непонятно откуда взявшиеся трещины.
— Кот! – я закашлялся в бетонной пыли, — Что это?
— Землетрясение, вестимо! – проорал Кот откуда то из под ног. Из за поднявшейся пыли я его не видел, но судя по всему он бежал где то рядом.

Я еще хотел удивиться, но опоздал. Не заметив трещины в бетоне перекрытия, моя нога соскользнула туда и вопрос застрял в горле.

Полет длился, как мне показалось, пару секунд. После чего я в очередной раз приложился головой обо что то там в темноте и сознание решив, что оно здесь лишнее, покинуло меня.

В себя приходил долго и мучительно. Стояла тишина и поначалу я решил, что немного умер. Но вот, сквозь редкое потрескивание, до меня начали доносится голоса. Они были где то на грани слышимости, но все таки различимы.

— Давай, давай поднимай! – командовал голос. Послышался треск и следующая команда – Стоп! Держи так, двое проверить завал! Собака показывает, что где то здесь!
— Собака… Рядом послышался брезгливый голос Кота. Собака показывает! Мерто Голдвин Мейер представляет, блин! – Кот был полон сарказма и презрения.
— Мы где? – я был рад, что мой Кот рядом со мной.
— В завале вестимо. Дом сложился, а мы в нем. А все потому, что кто то слишком медленно бегает.
— И что дальше?
— Дальше? Ползи за мной. Спокойный голос Кота свел на нет начавшуюся было зарождаться панику. Болел локоть, голова, да и вообще, болело все, но критических травм судя по всему не было.

Глаза уже привыкли к темноте и я боле-мене ясно видел куда мы попали. Плиты перекрытий упали хаотично, образовав проходы, или точнее пролазы, между ними. Я полз на карачках за Котом, который шагал по одному ему понятному маршруту, иногда оглядываясь на меня.

Судя по времени мы уже два раза должны были выйти на волю, но Кот, как будто прочитав мои мысли резко остановился, повернулся и, глядя мне в глаза, произнес странную фразу «Если можешь, то делай. Если не можешь, то хотя бы попытайся. Если не хочешь, то не мешай другим»

Что сие значит я не успел спросить, потому, что мое внимание отвлек какой то новый шум.

Насторожившись, я обернулся на звук, который исходил из темноты слева, из места, образованного двумя, упавшими друг на друга плитами. Видимо, между ними что то было в тот момент, поэтому лежали оно не плотно друг к другу, а оставив немного места между, откуда, как мне показалось и исходил звук.

— Машеньке страшно – Раздалось оттуда, я от неожиданности подпрыгнул и опять воткнулся головой во что то твердое. Судя по всему голова смирилась со своей участью и уже не болела, даже последний удар не особо отразился на ней.

— Ты кто? – осторожно спросил я в темноту.
— А мне мама говорила с незнакомыми людьми не разговаривать! – раздалось безапелляционное заявление.
— А если мы познакомимся? – сделал я хитрый ход.
— Мне мама говорила, что самые хитрые так и скажут! – ребенок оказался крайне подкован в различных жизненных ситуациях.

Но долго сидеть в этих катакомбах, которые в любой момент могут сложиться и убеждать детей, что я не маньяк, времени не было.

— Привет! – судя по направлению звука Кот был где то рядом с ребенком.
— Привет! – довольно таки бодрым голосом ответило всезнающее дите. Ты кот?
— Именно так! Пойдешь со мной?
— С тобой да! А вот с тем хитрым дядькой не пойду. Он маньяк!
— Да нет, он не маньяк. Голос Кота был мягким и вызывающим доверие. – Он тоже со мной к выходу идет. Ты же хочешь отсюда выйти?

… Из темноты показалось испачканное в бетонной пыли лицо с разводами от слез. А ведь она плакала, пока мы не пришли! – понял я. А сейчас и виду не показывает.

— Давай руку! В мою ладонь легла маленькая, чумазая ладошка и вслед за ней показалась девочка лет пяти, которая свободной рукой прижимала к себе игрушку из серии «чем страшней, тем любимей».
— Это Машенька! Мила указала на страхолюдину, зажатую подмышкой. И ей страшно!
— Ничего! Приободрил я ребенка. Мне глядя на твою куклу тоже страшно.

…Дорога на свободу заняла у нас минут тридцать. Впереди шел Кот, за ним ползла Мила и замыкал это шествие диггеров я. Несколько раз мне приходилось хватать за ногу ребенка не давая ей двигаться дальше и как раз в это время впереди оседали плиты закрывая пролаз. Мы поворачивали вправо или влево и ползли дальше. Потом я слышал посторонний звук, хватал Милу за ногу и впереди оседала очередная плита.

К выходу мы подобрались совершенно уставшие. Я подтолкнул Милу к просвету и тут же услышал голос спасателя – Здесь ребенок! Живой! Человек в спецовке нырнул между плит, зацепившись каской за одну из них, аккуратно взял ребенка и подал его наверх, в другие руки.

— А там еще котик и дядя! – донесся детский голос.

Я обернулся к Коту что бы сказать спасибо, но тот уже заворачивал за угол там, откуда мы только что приползли.

— Кот! Я догнал маячивший передо мной, мохнаты зад, мы чего тут опять забыли? Пошли на волю, к людям!
— Наша воля там! – не останавливаясь мотнул головой куда то вперед Кот.

… Ползали мы под завалами еще часа три. Что-то горело, иногда осаживались неустойчиво стоящие плиты но я почему то всегда знал, где и когда это произойдет. Просто за несколько секунд до обрушения слышал звук, похожий на шуршание мыши за плинтусом на даче и успевал принять решение, остановиться, нырнуть вбок или прибавить скорость.

Мой тезка Серега нашелся вторым. Ну, как нашелся. Кот нашел. Десятилетний пацан забился под кровать, на которую прилегла бетонная плита. Еще чуть-чуть, и опоры кровати не выдержали бы. Когда я протянул к нему руку то опять услышал знакомый, шуршащий звук, а секунду спустя после того, как я его выдернул за руку, кровать сложилась под весом бетона.

Выводили мы всех в один и тот же пролаз. Было интересно и смешно слушать, как спасатели удивляются, обнаруживая очередного, без единой царапины ребенка в недавно обследованном месте.
Игорь, Дима, еще один Дима, Светы три, Алеська, смешная девчушка которая чуть не утащила понравившегося Кота с собой. Все они были найдены и выведены к спасателям.

… — Это и есть «Кудыкина гора»? — поддел я кота. Мы, как и раньше сидели на теплой радуге и внутри разливалось ощущения покоя и счастья. Как же мне этого не хватало! Я благодарно обнял Кота сидевшего рядом, на что мохнатый дернул ушами и кивнул вниз, обращая мое внимание на что то, происходящее там. А там, внизу, был мой город. И он горел. Горели остатки разрушенных землетрясением домов, магазинов и гаражей. Я пригляделся и увидел, как прибывшие спасатели вытаскивают живых людей из завалов.

— А там еще котик и дядя! – донесся снизу знакомый голос.

Что то резко тряхнуло радугу, я непонимающе кинул взгляд на Кота но спросить ничего не успел, следующий толчок скинул меня и я, отчаянно матерясь, стремительно полетел вниз, прямо в пылающий центр города.

Проснулся я, как обычно резко, поскольку падение с дивана было жестким. Локоть, голова. Вот что я им сделал, что они даже во сне умудряются стучаться об окружающие предметы?

Рядом сидел мой мудрый Кот и смотрел куда то в никуда, то ли в космос, то ли в себя. Я оглянулся, дом, квартира, все на месте. Подошел к окну, на улице все по прежнему. Никакой разрухи, никакого землетрясения.
Рядом, на подоконник тихо запрыгнул Кот, традиционно ткнулся лбом мне в руку и курлыкнул, намекая на почесать. Гладя ладонью теплого Кота я смотрел в открытое окно на город, в котором никогда не было землетрясения, пыльных завалов и работы спасателей. Где то внизу играла детвора, беззаботно смеясь и дразня друг друга.

— Папа, мама! Смотрите какие облачка! Мимо проходящая девчонка дергала за рукава своих родителей. Смотрите, смотрите же! А еще там котик и дядя! – донесся до меня знакомый голос.

Рекомендую почитать еще

Подпишись для получения новых статей на Email,

или заходи в мой Инстаграм

Google
Эта запись опубликована в рубриках: Серьёзное. Метки записи: , , , , , , . Постоянная ссылка.



Добавить комментарий