Фотоальбом

Сайт Дизель Кот
назван в честь моего
кота Дизеля, который прожил
короткую, но очень яркую
жизнь и подарил людям много
хорошего настроения
и улыбок

А вы знаете, что такое проводы зимы?

А вы знаете, что такое проводы зимы? Я думаю, вряд ли. Потому, что я спрашиваю не про те проводы зимы, которые имеют место быть сейчас, а которые были, ну скажем лет двадцать пять назад? Сейчас, что? Соберется толпа на какой нить площадке, запалят костер, нажрутся водяры, и… и все. Вот такой, блин, народный праздник.

А два с половиной десятка лет назад все было совсем-совсем по другому. Улыбки жизнерадостные, не потому, что в предвкушении пьянки, а потому, что действительно люди радовались предстоящему празднику и общению. Да и праздник был другим, более карнавальным, что ли.

Наверное да, «карнавальным», это именно то слово наиболее полно подходящее под описание праздника.

Люди, в небольшом северном поселке уставшие от зимы, провожали ее не жалея сил и средств. Кто умел делал из досок мечи для рыцарей, кто то шил для них костюмы, кто то писал сценарии. Кто то пек сдобные вкусняшки

Блин, херня какая то получается. Хотел написать смешное, а получилось ностальгическое. Да и хрен с ним

Я в силу своего возраста водку еще не пил тогда, как и мои товарищи по хулиганству, но участие в празднике принимали самое непосредственное, а именно: — ходили и клянчили вкусняшки с лотков и добрые тетки, замотанные в пуховые платки частенько нас баловали булочками с джемом, бутербродами и брусничным морсом.

Потом мы смотрели народное театральное творчество на специально сколоченной для этого случая сценой. Актеры, в нормальной жизни машинисты экскаваторов, бухгалтеры, взрывники, перед представлением обязательно «сугревались» водочкой и поэтому сценическое действо на легком морозце у них шло легко, зажигательно и азартно.

Кого там только не было… Тридцать трех богатырей сменяла сценка с Бабой-Ягой и Кащеем, в которой они обыгрывали весьма двусмысленные ситуации, потом появлялась Дюймовочка с Кротом, затем народные (вроде как) танцы, песни. Некоторые номера шли на бил.

Но для нас искусство было вторично. Мы ждали момента. Как опытные охотники мы выбирали дичь но не спешили ей навстречу. Дичь должна была дойти до кондиции.

Не поняли? Щас поясню.

Разудалый коллектив бравых богатырей, с мечами, кольчугами и прочими причиндалами, после выступления ломился за сцену где для них был накрыт небольшой стол с большим количеством и ассортиментом. Там они сгрудившись в кучку и являя собой сюрреалистичную картинку, громко выпивали, крякали, ухали после каждой рюмки и вообще, вели себя не совсем так, как предполагал А.С. Пушкин, когда писал эту сказку.

И вот, когда градус настроения боевых, но размякших воинов достигал положенного, сзади тихонько появлялись мы и дергая за кольчугу простили: — Дя-а-а-аденька… А отдайте мне меч, пожа-а-алйста. При этом глядя на верзилу снизу вверх глазами обманутого сенбернара. Не всякое богатырское сердце выдерживало подобное зрелище, а некоторые просто что бы отвязаться, выделяли нам свои боевые инструменты, сопровождая подарки непонятными для нас бормотаниями: — «Нихера страшного… По акту спишем…». Ведь всякий знает – чем страшнее воин в бою, тем он мягче после боя и водки.

Но надо сказать, что таких умных, с глазами подавившегося коалы, было не одна штука. Их была рать! И естественно, богатырей на всех не хватало, поэтому помимо определения момента нам еще приходилось и отгонять конкурентов. Самое лучшее отгонялось уже подаренными мечами. По себе знаю, раз получил по голове… Вообще детишки, в период дележа добычи оказались намного жестче древнерусских богатырей.

Когда стая богатырей оказывалась раздета напрочь мы перемещались к следующим актерам.

Не, мы не страдали неудержимой тягой к собирательству актерских приблуд. Мы же, например, на выпрашивали у Бабы-Яги ее ступу, или у Кащея его яйцо нанизанное на иголку? Нет, мы клянчили только то, во что потом собирались играть… Мечи, деревянные автоматы, пистолеты, щиты и прочее столь нужное в хозяйстве дело.

Как правило после таких праздником, матушка не сердито бурча переставляла по квартире доспехи в течение долгого времени, но странное дало – перед следующим праздником «проводов зимы» весь реквизит куда то исчезал. Мистика какая то.

Как то раз мы играли в Фашистов и, понятное дело, Наших. Но была маленькая незадачка – накануне нам удалось выпросить несколько мечей, щитов и еще чего то, а вот деревянное, современное оружие перехватили наглые конкуренты. Мы конечно их догнали, но в честном бою победило современное оружие.

Ниче, утешали мы себя, пусть это будут ножи! А чо?! – орал Вадик – Я в кино про войнушку видел, что у разведчиков были ножи!

То, что полутораметровый меч мало походил на нож разведчика, его мало волновало.

В общем мы порешили так – Я и Вадик, это Наши. Остальные двое – фашисты.

… Картина, достойная зело непонятного Пикассо, или загадочного Малевича – на полянке, огроменными, деревянными мечами, рубится малышня с криками:

– А вот тебе, Гитлер от советского разведчика!!!
— Ой! Я не Гитлер!
— Получай Борман!
И мечом ему по тыкве…

Когда отгремели бои и мы отошли от азарта и победившие фашизм на отдельно взятой полянке оглянулись, то заметили, что народ, нафиг забросив свои театральные кривляния, водку и закусь, сгрудился на краю поляны и затая дыхания, боясь заржать и спугнуть, растянув улыбайки ажно до треска, смотрит на нас весьма любопытственно сдерживаясь из последних сил.

Ибо зрелище фашиста и бойца красной армии в кольчуге и богатырским мечем, не всякий нормальный человек выдержит.

…Прошло то всего ничего… Четвертак… А как все изменилось? Эх, б…

Как водится, праздник проводов зимы назначили в воскресенье. Ни выпить не погулять нак нать, но может в этом и есть какая то логика.

Температура была минус пятьнадцать, солнышко, без ветра, что можно было уже считать прекрасным поводом проводить зимушку.
Надо сказать, что провожать зимушку по трезвому, путь и при такой теплой погоде, удовольствие совсем не то, что под водку.

Но что поделать… Я был трезв и с дитями. Наверное поэтому и замерз как обезьяна на Северном полюсе.

А у народа… А у народа все началось, как водится с выпить-закусить. Дымили мангалы, казаны, самовары…

Распаренные, розовощекие тетки, подогретые водочкой радостно наливали ее же, раскладывали разную едь, ржали по любому поводу. Короче — провожали зиму.

Откуда то приволокли самовар размером с меня и топири его, почему то, рваными картонками

Товарищи, совсем не местной внешности, тоже участвовали как могли. Казан, водка, все дела… Кстате, казанов на празднике было наверное даже больше, чем самоваров. И размером таким, что Ной бы удавился от зависти, глядя на такую посудину.

Неотхотя от прилавочка чинно и культурно рассаживался народ и грулся, чем кто мог. Я, булькая горлом и представляя, как на марозче идет водочка под горячие пирожки, сглатывал слюну и злобно фотал счастливчиков.

Но кто то, судя по выражению лица, тоже смотрел с завистью. А может торговля не шла.

Повернувшись назад я явно попал в благословенные восьмидесятые, когда народ с треском впечатывал свои рабочие лица в отверстия в фанере, с обратной стороны которой были нарисованны разнообразные, пошлые и не очень, картинки

Пес его знает, кто это. Но колоритен, черт.

Как водится, детишек тоже не забыли. Бой на бревне мешками, народная детская забава. Правда под бревном утоптанный до твердости асфальта снег, но фигня. У нас дети крепкие.

А народ тем временем пер к торговым рядам, как лосось на нерест…

…жизнь начинала кипеть…

Трезвые дети соревновались в падениях с ходуль на то же асфальто-снег. Кому то ходулиной приложило по нюхалу, кому то по макитре. Но в целом конкурс удался.

А вот, собсно из-за кого и весь праздник. Вот эта девочка с восемнадцатым номером того, чего надо, и есть она. Обратите внимание на пять фаллических, красноголовых символа, которые ее окружают. Именно они и симвализируют весенние желания.

Традиционный конкурс — «Почеши свои йаца об обледенелый столб»

И некоторые чесали. И довольно удачно.

Мимо пронесли, простите великодушно, пьяненького и веселого зайца

И грянул хор. Грянул резко и внезапно. Я даже, чуть в штанах не согрел. Хоровод Бабкиной, просто детишки на выгуле по сравнению с этим ураганом. Кроме того, в ожидании выхода, ураган немного принял на груди, поэтому был весел и стремителен.

Оживший заяц с подельниками отжигал около сцены.

Все, как у вас, в Маскве. И заборы, и народ. Стараемся.

Потом во все глотки реванул хор. Яростно, беспощадно и бескомпромиссно. Широкие тетки, самая маленькая с пятым номером и понятное дело после ста грамм, изливали свои безгранично нежные души на толпившийся внизу народ.

И только девочка в форме и с недобрым выражением на милицейском лице, смотрела на теток несколько неодобрительно.

А в это время знающие дяденьки готовились к нашествию оголодавших и в ожидании услаждали свой взгляд на некруглые округлости коллег.

Еще все кипело и бурлило, когда мы задубев окончательно покинули праздник. Я оглянулся и понял — весна пришла. Окончательно и бесповоротно.

Весна пришла!

Рекомендую почитать еще

Подпишись для получения новых статей на Email,

или заходи в мой Инстаграм

Google
Эта запись опубликована в рубриках: Репортаж. Метки записи: , . Постоянная ссылка.



Добавить комментарий